Дистанционные задания военно-патриотического кружка (07-10.10.2020)

Задание для первой группы: посмотреть фильм и составить кроссворд по теме фильма (   https://www.youtube.com/watch?v=QqJhrq_CJic   ).

Для второй и третьей группы: составить хронологическую последовательность по истории Горловки от древних времен до наших дней (информацию смотри ниже).

Все вопросы и ваши задания присылайте на почту uchimsa_doma@mail.ru

Не забывайте посещать  страничку нашей школы в социальных сетях, там много интересного для вас и ваших родителей!

https://vk.com/gorlovka_school40

Истории Горловки. Начало ХХ века

Горловка. Этот современный промышленный центр берет свое начало от села Государев Байрак, основанного в 1754 году, и возникших чуть позже слобод Зайцево и Железная. В начале XIX века местные жители начали добывать тут уголь. В 1867 году на территории будущей Горловки была построена железнодорожная станция Курско-Харьковско-Азовской железной дороги Корсунь, названная так в честь местной речки. Тогда же рядом со слободой Железная инженером Петром Николаевичем Горловым был заложен каменноугольный рудник «Корсунская Копь N1», состоявший из двух шахт. На тот момент это было одно из крупнейших угледобывающих предприятий региона с числом работников в тысячу человек. Помимо размеров, Копь отличалась тем, что тут Горловым были внедрены новейшие методы угледобычи. Кроме того, по инициативе инженера в 1878 году было открыто Горное училище, готовившее специалистов для угольной промышленности. В 1884 году Горлов, приложивший немало усилий для развития угольного дела в Донбассе, вышел в отставку, а в середине 1880-х годов в память об инженере возникший около «Корсуньской копи» горнозаводской поселок, и железнодорожная станция Корсунь были переименованы в Горловку.

В восьмидесятых годах ХIХ века тут были построены завод по производству ртути и еще несколько угольных рудников и различных заводов. Вокруг этих предприятий вырастали рабочие поселки, которые вскоре слились в один. В итоге к 1913 году Горловка стала крупным промышленным центром с полусотней различных заводов и тридцатитысячным населением.

Не отставал от соседей в экономическом развитии и Бахмут, где в 70-х годах XIX столетия были открыты стекольный, алебастровый и кирпичный заводы, однако главным бизнесом в городе стала добыча каменной соли, залежи которой были обнаружены в 1876 году в Бахмутской котловине. Четыре местных соляных рудника давали десятую часть всей добываемой в империи соли. К началу Первой мировой войны Бахмут имел водопровод, мощеные улицы, пару больниц и библиотеку и был весьма комфортным местом жительства для 28 000 горожан.

Активное строительство железных дорог во второй половине девятнадцатого века привело к появлению новых населенных пунктов на карте региона. Так, у слияния рек Кривой Торец и Казённый Торец рядом со станцией Дружковка Курско-Харьковско-Азовской железной дороги в 70-х годах XIX века появился одноименный рабочий поселок, в котором спустя несколько десятилетий уже были чугуноплавильный, сталелитейный, механический и сахарный заводы. К 1913 году население Дружковки превысило 13 тысяч человек, большая часть которых переехала сюда из Орловской и Курской губернии.

В 1872 году в связи со строительством железной дороги Константиновка—Александровка, соединившей Юзовский металлургический завод с Курско-Харьковско-Азовской железной дорогой, была построена станция Ясиноватая, которая вскоре стала важным железнодорожным узлом.

В 1875 году по решению Министерства путей сообщения Российской империи в Бахмутском уезде была построена железнодорожная станция Гришино, сейчас известная как город Красноармейск. В 1881 году здесь было открыто паровозное депо, которое стало одним из главных паровозоремонтных предприятий Екатеринославской железной дороги. После того как железная дорога заработала, у станции Гришино началась разработка угля, который теперь можно было вывезти в любую точку страны.

Как железнодорожная станция был основан в 1878 году и город Дебальцево, но вскоре тут был построен механический завод и возник рабочий поселок, который разросся и в начале ХХ века насчитывал до двадцати тысяч жителей.

После того как в Донбассе была создана сеть железных дорог и резко вырос грузопоток, старый порт в Мариуполе перестал удовлетворять нужды региона. Поэтому в 1886 году в городе началась работа по постройке современного порта, который стал бы перевалочным пунктом для донбасского угля. Строительство шло три года, и 29 августа 1889 года тут был загружен углем первый пароход. При этом и старый порт в устье Кальмиуса продолжал работать, так что Мариуполь превратился в настоящие морские ворота Донбасса, через которые проходило до 12 тысяч пудов грузов ежедневно.

Практически одновременно с Юзом в Донбассе появился горный инженер Александр Андреевич Ауэрбах, по поручению французской компании Societe Miniereet Industrielle купивший в 1873 году село Курахово и арендовавший часть имения братьев Рутченково для постройки угольных рудников. Сам Ауэрбах стал управляющим нового предприятия. Однако спустя три года компания начала сворачивать свою деятельность в России, и Александр Андреевич в 1876 году отказался от должности и вернулся в Петербург. Однако связей с Донбассом он не потерял. Уже в 1885 году Ауэрбах совместно с инженером Аркадием Миненковым, обнаружившим в Никитовке (сегодня район Горловки) месторождение ртутной руды, организовал компанию «Товарищество ртутного производства «А. Ауэрбах и Ко». Новая фирма заключила договор с никитовскими крестьянами на право разработки полезных ископаемых на их землях.

Весной 1886 года был заложен производственный комплекс «Софиевский», включавший завод «по возгонке ртути», три шахты по добыче руды и несколько угольных шахт. Детище Ауэрбаха стало первым в России производителем ртути в промышленном масштабе, а уже через десятилетие никитовская ртуть не только покрывала потребности империи в этом материале, но и активно экспортировалась на мировые рынки.

Вокруг завода был построен рабочий поселок, причем для служащих и квалифицированных рабочих за счет компании были выстроены достаточно комфортные для своего времени дома. Простые рабочие жили в полуземлянках или пяти казармах-общежитиях. Уголь для отопления и вода работникам «Софиевской» поставлялись централизовано и бесплатно.

В мае 1896 года фирма была преобразована в акционерное общество «Ртутное дело А. Ауэрбаха и Ко» с уставным капиталом в 2 250 000 рублей. Однако, несмотря на название, с этого времени основные усилия компании направлялись на добычу угля, а производство ртути все больше становилось делом второстепенным. Впрочем, нововведения не пошли на пользу компании, которая впала в финансовый кризис, и в 1908 году ртутный рудник был законсервирован. Лишь после 1912 года снова начались работы по добыче руды, а в 1914 снова началось производство ртути.

В 1918 году предприятие было национализировано, но сам Ауэрбах не дожил до этого момента, так как скончался за два года до этого. Зато его бывшее предприятие, ставшее государственной собственностью, успешно действовало до распада СССР. В начале девяностых годов ХХ века оно обанкротилось, и на его базе были созданы ООО «Никитовская ртуть» и «Завод прецизионных материалов».

Несмотря на стремительный экономический рост в начале ХХ века, в России было немало проблем и внутренних противоречий, приведших страну к кризису, известному как революция 1905 года. Хотя основные события развернулись в столицах, не остался в стороне от общей смуты и Донбасс.

В начале 1905 года ситуация в регионе была достаточно стабильной, революционные организации практически отсутствовали, а рабочие были далеки от политики. Единственными «смутьянами» в регионе оказались рабочие металлургического завода Новороссийского общества, которые устроили забастовку и обратились к управляющему с требованиями повысить на двадцать процентов зарплату, открыть при мастерских столовые и баню и выделить бесплатные квартиры для семейных сотрудников. Еще одним требованием было вежливое обращение начальства с рабочими. В общем, ни о какой политике рабочие и не думали, занятые своими житейскими вопросами. Директор завода англичанин Андерсон пообещал построить баню, согласился на вежливое отношение к рабочим, но в исполнении других требований отказал.

Чтобы поддержать порядок, в Юзовку вошли подразделения императорской армии, и забастовка прекратилась сама собой. 22 февраля юзовские рабочие снова объявили забастовку, выдвинув теперь уже 50 требований к администрации Новороссийского общества. Однако бизнесмены не пошли на поводу у протестующих, а усилив охрану шахт и заводов, уволили абсолютно всех своих рабочих. После чего начали заново набирать персонал, но естественно, что на работу попали лишь те, кто не был замечен в «неблагонадежности». Зато несколько сотен бывших рабочих, активно участвовавших в страйке, были арестованы. На некоторое время ситуация в регионе снова успокоилась.

В феврале прошли забастовки рабочих в Луганске, организованные большевиками Климентом Ворошиловым и Александром Пархоменко.

Следующий всплеск активности, на этот раз уже имевшей явный политический окрас, произошел перед 1 мая 1905 года. Накануне для международной солидарности рабочих активисты луганского отделения РСДРП(б) приняли решение поздравить пролетариев региона с помощью соответствующих листовок. В итоге за предпраздничную ночь в большинстве поселков были расклеены листовки такого содержания: «»Товарищи! Поздравляем вас с днем 1 Мая — праздником, стоящим выше всех остальных праздников, придуманных панами да назначенных начальством. И пусть в этот день, несмотря на угрозы сволочей полицейских омрачить наш светлый праздник погромом, мы будем провозглашать: Да здравствует 1 Мая!»

Летом-осенью в регионе происходили отдельные митинги, забастовки и эксцессы, но апогея первая русская революция достигла в декабре. Тогда по всей стране прокатилась волна антиправительственных вооруженных восстаний, самые большие из которых произошли в Москве, Нижнем Новгороде, Харькове, Ростове-на-Дону, Новороссийске, Красноярске, Чите…

Не стал исключением и Донбасс. Центром восстания стала Горловка, где 1 декабря директор местного машиностроительного завода бельгиец Лоэст заявил о вынужденном сокращении производства, уменьшении оплачиваемого рабочего дня, а следовательно, и сокращении зарплат оставшихся. Это вызвало массовое недовольство рабочих, которым воспользовались революционеры для начала восстания.

9 декабря в Горловке начался митинг железнодорожников и машиностроителей, на котором было решено начать всеобщую забастовку. Сразу же бастующими был создан комитет, выполнявший функции Совета рабочих депутатов и контролировавший все действия старой администрации. Также была создана боевая рабочая дружина, которую возглавил большевик А.С. Гречнев. Деньги на вооружение дружинников были экспроприированы в железнодорожной кассе, а также собраны среди сочувствующих протестующим горловчан, после чего эмиссары отправились в Таганрог, где закупили револьверы. Кроме того, восставшие активно добывали оружие, разоружая госструктуры, а то и попросту воруя его. Так, дебальцевская дружина целиком вооружилась оружием, отнятым у полиции, а рабочие Авдеевки сумели захватить целый вагон с патронами и динамитом.

А.С. Гречнев вспоминал впоследствии: «Мы также занялись вооружением рабочих. Было собрано все огнестрельное оружие — охотничьи ружья, револьверы, пистолеты, заготовлено большое количество пик и бомб. Помимо того, на собраниях проводился сбор денег на покупку оружия. Собрали свыше тысячи рублей, на которые приобрели в Таганроге револьверы. Они были розданы рабочим…

Мне поручили агитацию среди солдат, поскольку мое жилье было рядом с казармами. Солдаты Павлоградского полка охотно слушали меня, но боялись офицеров. С драгунами говорить удавалось мало, а если и удавалось — они отмалчивались или спешили уйти. Беседы с солдатами скоро стали известны офицерам, и они приняли строгие меры, затруднявшие эти встречи. После организации стачечного комитета нам удалось наладить работу на телефонной станции. Телефонистки Лютых и Суркова по договоренности с комитетом следили за всеми переговорами по телефону в уезде, Все важные переговоры руководителей шахт, предприятий, полиции и жандармерии об их намерениях, распоряжениях, передвижении войск фиксировались и передавались стачечному комитету. Нужно сказать, что говорившие по телефону начальники не особенно конспирировали свои переговоры. Стачечному комитету таким путем удавалось получать очень нужные сведения».

Пока не прибыло оружие, организаторы стачки не сидели без дела, их агитаторы вели активную работу как на предприятиях Горловки, так и во всех окрестных поселках. К началу открытого восстания рабочие дружины уже де-факто контролировали ряд рабочих поселков и станций Екатерининской железной дороги. Первое вооруженное столкновение между революционерами и правительственными войсками произошло 13 декабря на станции Ясиноватая. Тут по приказу командира 12-й роты Балаклавского полка штабс-капитана Карамышева солдаты прикладами разогнали местных митингующих. Однако практически сразу же на станцию прибыли рабочие боевые дружины из Гришино и Авдеевки. Объединившись с местными единомышленниками, дружинники отправились к казармам Балаклавского полка, где застрелили Карамышева и разоружили его солдат. На следующий день дружинники в Авдеевке напали на драгунский отряд, заставив тех отступить из поселка. Но основные события произошли в Горловке.

16 декабря (по ст. стилю) вооруженные революционеры и простые рабочие отправились в контору горловского машиностроительного завода добиваться справедливости. Угрожая оружием, протестующие заставили директора принять их требования, но тут на заводе появились солдаты и полицейские. Началось столкновение, и солдаты дали два залпа по толпе, убив 18 человек и ранив еще несколько десятков. Революционеры отступили, но вызвали подкрепление. Уже к ночи в поселок прибыли рабочие дружины из Авдеевки, Алчевска, Дебальцево, Гришино, Енакиево, Кадиевки, Харцызска, Ясиноватой.

В результате в Горловке оказались собраны в кулак почти четыре тысячи дружинников, окрыленных победой над регулярной армией в Ясиноватой и горящих желанием уничтожить местный гарнизон. Противостоял им отряд под командованием капитана Угриновича, состоявший из сотни драгун и роты пехоты. Правда, гигантское численное превосходство бунтовщиков компенсировалось их слабой дисциплиной, отсутствием военной подготовки и недостаточной вооруженностью, так как три четверти дружинников имели только холодное оружие.

Утром 17 декабря, разделившись на три отряда под командованием А.С. Гречнева, П.А. Гуртового и П.С. Дейнеги, восставшие двинулись к казармам, чтобы разоружить или уничтожить гарнизон. В восемь утра они достигли цели и открыли огонь по солдатам. Горловская дружина первой пошла в атаку, но солдаты вместо того, чтобы сдаться, встретили врага прицельным огнем в упор. По воспоминаниям Гречнева, мятежники дружно пошли в атаку, но попав под огонь, смешались, и вскоре горловская дружина была рассеяна.

Однако остальные дружины продолжали обстреливать казармы. После двухчасового боя солдаты приняли решение оставить здание казарм и отступить по направлению на Енакиево. На удивление, им удалось спокойно уйти с позиций. Толи мятежники не заметили отступления, толи встретив ожесточенный отпор, не решились больше атаковать. Как бы там ни было, солдаты благополучно ушли, а вскоре встретились с идущей им на помощь казачьей сотней. Объединившись с казаками, солдаты развернулись и атаковали не ожидавших подобного маневра восставших. После короткого боя рабочие дружины были разгромлены и разогнаны. К пяти часам вечера Горловка снова была под контролем правительственных сил. За день боев погибло три сотни дружинников, еще столько же было взято в плен. Остальные разбежались.

Поражение революционеров в Горловке решило участь всего восстания в Донбассе. Всего спустя неделю верные государю войска заняли все узловые станции Екатерининской и Курско-Харьково-Севастопольской железных дорог, в Бахмутском, Мариупольском и Славяносербском уездах было объявлено военное положение. Забастовки были запрещены, начались массовые аресты активистов-революционеров и участников восстания.

Весной-летом 1906 года работники многих предприятий Донбасса снова устраивали забастовки, периодически происходили столкновения с полицией, но поднять новое вооруженное восстание революционеры не смогли. Постепенно протестная активность пошла на спад, и через год ситуация в крае вошла в норму. Зато в этом же году в регионе возникли первые профсоюзы, занимавшиеся защитой экономических и правовых интересов работников.

Суд над пойманными организаторами горловских событий состоялся в конце 1908 года в Екатеринославе. Восемь человек были приговорены к высшей мере, а больше восьмидесяти участников восстания получили различные сроки заключения. Так закончилась первая революция в Донбассе.

КРУЖКИ И СЕКЦИИ ПРИ ШКОЛАХ ДНР ПЕРЕХОДЯТ НА ДИСТАНЦИОННЫЙ РЕЖИМ ОБУЧЕНИЯ

Министерство образования и науки ДНР выпустило приказ о переводе пришкольных кружков и секций на дистанционный формат работы до особого распоряжения.

Согласно Приказу МОН №1357 от 06.10.2020 г. «Об организации воспитательной работы и образовательного процесса по дополнительным общеразвивающим программам в образовательных организациях Донецкой Народной Республики», с 7 октября и до особого распоряжения воспитательная работа с обучающимися образовательных организаций, а также образовательный процесс по дополнительным общеразвивающим программам будет проводиться с использованием дистанционных образовательных технологий и электронного обучения.

Также с 7 октября и до особого распоряжения запрещено проведение массовых мероприятий о образовательных организациях, а также участие педагогов в выездных мероприятиях.


С приказом можно ознакомиться на официальном сайте