15 октября родился русский писатель, журналист и сценарист И. Ильф

15 октября 1897 года родился Илья Арнольдович Ильф — русский советский писатель, журналист и сценарист. Соавтор Евгения Петрова.

Илья Арнольдович Ильф – выдуманный творческий псевдоним одного из «родителей» обаятельного мошенника Остапа Бендера. Настоящее имя писателя – Иехиел-Лейб Арьевич Файнзильберг. Он родился в черноморской жемчужине – Одессе.

Иехиел-Лейб – третий их четырех наследников Арье и Миндль Файнзильбергов. Глава семьи, скромный служащий Сибирского торгового банка, мечтал дать сыновьям приличное образование. Старшего отпрыска Саула видел бухгалтером, но тот после учебы в коммерческом училище назвался Сандро Фазини и стал художником-кубистом (позже переехал во Францию, погиб в Освенциме).

Второй сын – Мойше-Арон – окончил училище с отличием, но повторил опыт брата и тоже ушел в искусство, подписывая полотна творческим псевдонимом Ми-Фа.

Горький опыт и напрасно потраченные деньги подсказали Арье не вкладывать сбережения в обучение третьего сына в дорогом коммерческом училище. Иехиэль-Лейб стал студентом ремесленного училища, где не было «лишних» (по мнению старого Арье) предметов, таких как рисование. Отец не знал, что на уроках мальчик прятал под партой книги Редьярда Киплинга, Роберта Стивенсона и Антона Чехова, которые тайком читал.

16-летний юноша получил образование и порадовал отца: прошел путь от токаря до мастера кукольной мастерской, а в 1919 году сел за бухгалтерские отчеты в финансовом отделе губернской продкомиссии, ведавшей снабжением Красной армии. Позже опыт работы в продкомиссии Илья Ильф использует, описывая события в конторе «Геркулес» в «Золотом теленке».

Хрустальные мечты отца разбились, когда 23-летний Иехиел бросил службу, объявив о вступлении в одесский «Коллектив поэтов». Теперь третий отпрыск звался Илья Ильф, соединив в фамилии псевдонима первые буквы «старого» труднопроизносимого имени.

Забегая наперед, скажем, что оправдал надежды отца четвертый сын: оставив родную фамилию, стал топографом. К радости Арье, искусство не заинтересовало Беньямина. В 1919-ом объявили мобилизацию. Илья Ильф прибыл на сборный пункт с романом Анатоля Франса под мышкой. О военном прошлом писатель рассказал вскользь, но объемно:

«Я знал страх смерти, но молчал, боялся молча и не просил помощи. Я помню себя, лежащим в пшенице. Солнце палило в затылок, голову нельзя было повернуть, чтобы не увидеть того, чего так боишься».

После войны будущий романист вернулся в Одессу, сделал первые шаги в журналистике и стал членом Союза поэтов.

В 1923 году будущий «отец» блистательного Комбинатора перебрался в Москву: в Одессе литературная жизнь окончательно заглохла. С первой работой помог Валентин Катаев: став именитым литератором, он устроил коллегу по одесскому поэтическому сообществу в газету «Гудок».

Илью Ильфа взяли правщиком никем не читаемой 4-ой полосы, поручив обработку писем рабкоров. В первые недели работы правщик превратил полосу в самую популярную, наполнив едкими фельетонами на злобу дня. Под рабкоровскими заметками, превращенными в фельетоны, стояли подписи авторов, но, обработанные Ильфом, узнавались мгновенно по афористичности и тонкому сарказму.

Работа в газете свела будущего романиста с Исааком Бабелем, Михаилом Булгаковым и Юрием Олешей. Вскоре в «Гудке» появился брат Катаева – Евгений. Он взял творческий псевдоним Петров, не желая привлекать внимания родством. Так в Москве познакомились соавторы, родившиеся в Одессе. Работать вместе начали в 1927 году.

В 1928-ом Ильфа уволили из «Гудка» по сокращению штата. За ним ушел и Петров. Журналистов приютил юмористический еженедельник «Чудак», в котором Илья Ильф вел отдел литературных рецензий. Соавторы делали совместные рецензии на кинокартины и театральные спектакли, ставя общий творческий псевдоним «Дон Бузилио». Еще один псевдоним Ильфа и Петрова – Ф. Толстоевский.

Роман «12 стульев» литераторы начали писать в 1927 году. Отправной точкой стала идея Валентина Катаева, предложившего Ильфу и младшему на 6 лет Петрову поработать на него «литературными рабами». Мэтр подкинул авторам авантюрный сюжет, предложив подумать над развитием событий вокруг «спрятанных в стуле сокровищ».

Илья Ильф с младшим соавтором так увлеклись написанием авантюрной хроники, превратившейся в роман, что отказались отдавать разработку Катаеву. Тот, прочитав написанное, похвалил и предложил отдать в печать. Роман увидел свет в 1928 году и принес авторам славу.

В том же году любители юмористического жанра получили от романистов еще один приятный сюрприз – сатирическую повесть, вышедшую под названием «Светлая личность». В следующем году опубликовали гротескные новеллы, объединенные в цикл «Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска» и сборник новелл «1001 день, или Новая Шахерезада».

В 1931 году Илья Ильф с соавтором подарил читателям новый шедевр – продолжение романа о Комбинаторе, который назвали «Золотой теленок». Роман напечатали в журнале «30 дней», книга появилась спустя 2 года.

Произведения Ильфа и Петрова стали бестселлерами советского времени, принеся авторам невероятную славу. Но литературные критики и цензоры не жаловали остросатирические романы, переполненные намеками о неидеальном советском строе. «Пробить» публикацию «Золотого теленка» помог Максим Горький. В центральных газетах появились разгромные статьи, но почитателей таланта одесситов они не интересовали.

Перу Ильи Ильфа и его соратника принадлежат десятки рассказов, фельетонов и очерков. По их комедии поставлена мелодрама «Под куполом цирка», снятая режиссером Григорием Александровым и вышедшая в 1936 году под названием «Цирк». В главной роли фильма блистала Любовь Орлова, но Ильф и Петров потребовали убрать их фамилии с титров: сценарий подвергся изменениям, которые авторы не одобрили.

В середине 1930-х Илья Ильф и Евгений Петров – корреспонденты «Правды» – отправились в 4-месячную поездку по США. Плодом совместного творчества стала книга, составленная из разрозненных очерков и названная «Одноэтажная Америка». Она вышла в 1936 году и стала первым совместным сочинением, написанным литераторами порознь. Ильф и Петров из-за болезни Ильи Арнольдовича писали главы, не встречаясь, но за 10 лет совместного труда у них выработался единый стиль.

Илья Ильф подарил читателям замечательные «Записные книжки» – дневник, состоящий из сотен афоризмов, очерков, наблюдений, смешных фраз и горестных размышлений, записанных за 12 лет. «Записные книжки» увидели свет после основательного сокращения и цензуры, но и в сокращенном виде афоризмы Ильфа стали крылатыми.

Интересным фактом биографии одессита является его увлечение фотоделом. Приобретя «Лейку», Илья Ильф сделал тысячи фотографий, среди них уникальные: похороны Владимира Маяковского, храм Христа Спасителя до взрыва и после, Америка (фотографиями Ильфа иллюстрирована книга), знаменитые современники – писатели Михаил Булгаков, Юрий Олеша, Иосиф Уткин, Борис Пастернак.

После поездки по Америке в открытой машине у Ильи Ильфа обострилась болезнь: туберкулез, диагностированный в 1920-х, открылся и перешел в острую форму. Боль в груди романист почувствовал в Новом Орлеане. Закашлявшись, увидел кровь на платке.

После возвращения из Америки Илья Ильф прожил еще 2 года. Но жить в столице не мог – задыхался. Поселился на даче в Красково, где писал главы «Одноэтажной Москвы», гулял по сосновому лесу.

Когда весной 1937 года на Новодевичьем кладбище хоронили 39-летнего Илью Ильфа, его верный друг и соавтор произнес, что это и его похороны. Друга Петров пережил на 5 лет, погибнув при странных обстоятельствах.

В 1948 году появилось постановление Секретариата Союза писателей, в котором романы Ильфа и Петрова назвали клеветой. Прошло 12 лет, пока «12 стульев» позволили переиздать. Исследователи творчества Ильфа и Петрова предполагают, что судьба писателей, проживи они дольше, могла оказаться трагичной.

Интересные факты:
ОСТАП БЕНДЕР — ОСИП ШОР

Судьба прототипа Остапа Бендера не менее удивительна, чем история «великого комбинатора». Осип Шор был человеком многих талантов: отлично играл в футбол, прекрасно разбирался в юриспруденции, несколько лет работал в уголовном розыске и побывал во множестве передряг, из которых выходил с помощью артистизма и неиссякаемой фантазии пополам с наглостью.
Большой его мечтой было уехать в Бразилию или Аргентину, поэтому Осип начал по-особому одеваться: носил светлую одежду, белую капитанскую фуражку и, конечно же, шарф. Писатели и фирменные фразочки у него позаимствовали, например «Мой папа — турецкоподанный». Это была первая афера Шора — чтобы избежать призыва в армию, он решил выдать себя за турка и подделал документы.
Проделки авантюриста Осипа были неисчислимы: в 1918–1919 годах в Одессе, чтобы добыть средства к существованию, он представлялся то художником, то шахматным гроссмейстером, то представителем подпольной антисоветской организации, то продавал бандитам места в раю. А однажды он попросил у Ильфа и Петрова денег — «за образ» (потом признался, что это шутка). Обо этих событиях рассказывает в своей книге «Алмазный мой венец» Валентин Катаев.